ПАМЯТИ СХИМОНАХИНИ АНТОНИИ
Жизнеописание
 

 
ИЗДАНИЯ
 
 
 
 
ПИСЬМА МАТУШКИ ДУХОВНЫМ ДЕТЯМ

 

Письмо матушки к Надежде Васильевне М.

8 февраля 1984 г.
+
Благослови, Господи, на всякое время!
Дорогая Надежда Васильевна и милая моя Н. Получила ваше письмо и очень рада, что у Вас в доме народился младенец.
Какие вы счастливые. Когда я была у Вас, я его видела (малыша), за дверкой он бегал. Он Богом данный. Он остался жив, хорошо, что вы его не убили.
Надежда Васильевна, как он Н. годится. Когда она увидит его двадцатилетним, тогда вспомнит меня – юный красавец, её сын будет отрада её душе. Он незаметно будет расти. Дай, Господи, Н. доброго здоровья, счастья, радости в её жизни.
Господи, услышь мою молитву! Будет ей счастье от Бога, сама Царица Небесная благословила её быть матерью этого красавца младенца.
Во-первых, когда женщина родит, то вся обновляется, не будет нервная, но только окрести, пожалуйста. Когда младенец в доме, то никакое горе в дом не войдет, потому что с ним Ангел Господень. Не бойся, Н., ничего, к тебе идет счастье. Она не одна будет растить его, но с Богом. Ему своя судьба, этому младенцу.
Когда нарождается младенец, то в это время и дар Господь дает ему. Милая моя Надежда Васильевна, сколько у тебя было в голове дум: или убить его или пустить на свет. Но молитва милосердия спасла плод твой. Посмотрите на М., у Ю. какой мальчик Д., ведь сердце радуется на этих малышей. Дай Бог вам здоровья и любви. Я им желаю небесной красоты от Сиона, Благолепие красоты его, что он слушает гласа Господня. Так, милая Н.В., и тебе желаю, чтоб ты была в почете у своих деток и была бы у внучат милой бабушкой.
Поняла меня или нет?! Прошу понять меня.
Н., окрести младенца своего и возьми молитву, и приими Святые Тайны, и чтоб у младенца был крест и когда будешь пеленать ребенка крести его. Сшей ему свивален крестом, свивай его, чтоб не были ножки кривые, пеленай его крепче, мама твоя знает, как сшить свивален, чтоб его пеленать.
Милая моя Надежда Васильевна, смотри, не ругай Н., так Богу угодно было, без Божьего повеления волос с головы не упадет, только возьми молитву обязательно. В. или мать твоя, она знает всё, только не тужи ни о чем. Ходи за мальчиком хорошо, не давай ему плакать. На пупочек клади пять копеек, заверни в тряпочку пятачок и обвяжи бинтиком животик, чтобы пятачок не сваливался, а то иногда растет пупочек, и можно пальчиком придерживать пупочек и положить туда пятачок.
Милая моя Надежда Васильевна, помогай Н., пожалуйста. Я тебя прошу, ведь здесь временная жизнь, а там вечность.
Да, Надежда Васильевна, у В. ненадежный П., В. скоро останется одна. Жаль В., как она мучается от болезни.
Ну, вот и поговорила с Вами мои дорогие, всем привет – В., Л., З., И. и сыну своему, всем привет, спаси Вас Господи. Ваша духовная мать.
_____________
Письмо Ваше получила, спаси Вас, Господи.
8 февраля 1984 г.

Письма матушки Аполлинарии к духовной дочери Зинаиде

1 декабря 1980 г.
+
Благослови, Господи, на всякое время!
Милая Зина, прости меня, что я тебе не отвечала долго. Но выбрала время, вот отвечаю на твое письмо. Вот, какая мудреная земная жизнь. Много думать не надо. Господь не мир принес, а меч, разделить семейных. Свекровь против снохи, а муж против жены. Вот подумай и скажи: ты идешь в храм, а муж – в кино, и не обращает никакого внимания на жену. Ведь раньше была одна дорога у людей. А сейчас забыли Бога и не думают, что им умирать! Терпеть до конца нам. Враг христиан опять мучает. Претерпевший до конца спасется. Недолго ему быть. Время близко!
Милая Зина, передай привет всем сестрам. Я опять пошла служить в свой храм. Опять на свое место регентом. У меня хор – 25 человек. Работаю или служу через день. Но далеко ездить. Здоровье очень слабое, кашель забил. Вас не забываю. Не думала пойти служить, а Господь благословил. Немного пройдет времени, буду писать опять вам письмо. А сейчас очень некогда, большая забота у меня. Готовлюсь к празднику Введения во Храм Пресвятой Богородицы и престол. Не обижайтесь на меня, мои дорогие.
Желаю вам дружбы, согласия. И пусть Матерь Божия введет твоего С. в разум. До свидания, ваша сестра Аполлинария.

23 июля 1980
+
Благослови, Господи, на всякое время!
Дорогая Зина, шлю я тебе благословение и желаю тебе большого счастья и здоровья, мое незабываемое дитя. Прости меня, что долго тебе я не писала. Я была на даче и очень далеко, что оттуда не напишешь, кругом лес дремучий. Как ты живешь, моя умница, любимая моя? Я никогда тебя не забуду, где бы я ни была. Я за вас отслужила обедню. И прочитала заздравный Псалтирь, чтобы вам в жизни было легко, и желаю крепкого здоровья.
К нам в Москву наехали 160 держав. Такая благородная публика, и могут говорить по-русски, и одеты так шикарно. Но дождик не дает им разгуляться. Везде гремит музыка, обеды для них шикарные. Ликуют вместе с ними и наши герои. Вот, может тебе не интересно, что я пишу? Ну, я думаю, что эта тема не последняя.
Милая Зина,дорогая моя, возьми свой платочек у В. Как жаль, что я забыла его. Просто я торопилась. И вот сейчас передо мной книга «Страдания святых». А сейчас власти нас не мучают, а от детей страдаем, – пьют вино и обижают матерей! Это полное гонение от лукавого. Как он ненавидит верующих. Но, в книге пишется: за один час страдания – триста лет блаженства, от кого бы ты ни пострадала!
А теперь передай всем сестрам, кого я знаю, мое благословение. Да хранит вас Господь.
Мать Аполлинария.


3 июля 1981 г.
+
Благослови, Господи, на всякое время!
Дорогая Зина, получила твое письмо, прослезилась. Не могла больше молчать. В 10 часов пришла из храма усталая, но буду писать. А завтра идти опять утром рано, 22-е по старому, а по новому 4-е июля.
Пишу, милая Зина, разве я могу вас забыть? Не забуду вас. Ох, сколько страдания у верующих. Ведь у всех скорби. Вот, слушай: имею твердую надежду на Бога. Возводится к Нему и просвещается сиянием Вечного Света. Не каждому даются такие скорби, как у тебя. Здесь временное, а там – Вечность!
Милая Зина, ты знаешь, за кого терпишь! Великая тебе награда на Небесах. Вместо боя увидишь Христа. И скажет: «Отведите эту страдалицу в Мой покой, где небесные Ангелы будут петь райские великие напевы!» Окружат тебя мученики, которые пролили кровь за Христа. И ты будешь с ними вместе. За один час страдания – 300 лет блаженства!
Господь наш Иисус Христос говорил: «Прости им, Отче, не знают, что творят!». Так и ты. Твой С. не знает, что творит. Какой же он несчастный человек! Но, ты ему всё прощай. Он уже на земле горит в пламени в неугасимом, и червь гложит его душу. Если б он знал свою участь, он бы тебя никогда не обидел, Зина! Ведь мир во зле лежит. Сколько убивают жен, матерей? Но, строго говори, пусть его скорби идут от Бога, но не от человека. Господь дает тебе терпение. Но, я скажу тебе прямо, что ты любишь своего мужа наравне с Богом. Положи на сердце Христа, чтобы так не любить мужа. Понятно тебе? По-моему, у тебя идет борьба с дьяволом. «Кто любит мать или брата и мужа, тот не достоин меня!», – сказал Христос. Двум господам не можем служить, кого-нибудь откинем, – пойми хорошо и разберись. Мир душевный преображается скорбями. Да пусть мир будет Господень с тобой!
Но не долго будет такая жизнь у тебя. Скоро всё изменится, не грусти.
Вот, кончаю свое письмо. Передай всем моим дорогим сестрам В., А., Т., А., кого я знаю. Отпуск мне будет в сентябре. Еще работать долго, но я устала. Благослови тебя Царица Небесная!
Мать Аполлинария.

21 июля 1982 г.
+
Благослови, Господи, на всякое время!
Дорогие Зина и С. Шлю я вам большой привет. Желаю вам в дом счастье. Как вы там живете, мои дорогие? Я очень полюбила вас, вашу простоту. Я посмотрела на С. работу и его старание. Зина, уважай его. Он у тебя прекрасный человек, слушай его. Всё Господь устроит. И не забывай больную тетю. Дай, Господи, тебе здоровья. Хоть иногда пойдешь в храм, проси неотступно Матерь Божию, она всё устроит. Я в настоящее время нахожусь в деревне, на Дону, где я родилась. Всё прекрасно: лес, луг вокруг Дона. За грибами хожу. Писать много не могу, очень занята делами. В Москву приеду напишу вам откровение. А сейчас желаю вам в дом мир, тишину, здоровье и счастье!
Ваша мать духовная.

27 декабря 1982 г.
+
Благослови, Господи, на всякое время!
Дорогая Зина, получила твое письмо, за которое тебя благодарю. Милая моя Зина, смотрела я на фото, и горько мне стало. Я очень плакала. Эти лица скорбные. В это время зашла ко мне знакомая, умоляла меня читать Псалтирь. У неё внезапно умер молодой сын. А я ей не отвечаю ни слова. Она смотрит на меня и на фото. Она говорит: кто это? Я говорю: «Это мои дочери духовные. Они сперва все в молодости любили мир и что в миру. А теперь избрали себе терновый путь. И вот, они идут, они печальные и больные. Ищут себе врача, кто бы им помог бы?»
«Прииди ко Мне, мой сын усталый. Прииди, печальный и больной. Все язвы будут вскрыты. Прииди, Я дам тебе покой! Прииди из мрака наслаждения. Прииди с раскаянной слезой. Все язвы твои вскрою. Прииди, Я дам тебе покой!»
Я ей говорю: «Видишь этих людей, как они устали под тяжким Крестом? Как тяжело нести Крест Христов? Куда девалась ваша красота? Неужели Небеса вас так сильно изменили? Но ты, милая Зина, еще не увяла! У тебя духовная красота сияет! Ведь я тебе писала: за один час страдания – триста лет блаженства. И ты получишь! Ты говоришь: «мало я молюсь», но ты в сердце имеешь Бога. Ты без Него никуда. А это и есть молитва. К Богу один шаг земной – тысяча верст к Богу пройдешь. Пойми! Иди, в дороге читай «Богородице». Потом этот путь будет бесконечно усеян цветами. Это будет дорога твоя, это твой путь, когда пойдешь к Богу на поклонение, милая Зина. Это временно, а там Вечность нас ожидает. Внушай людям веру. Если хоть одного человека обратишь к Богу, ведь знаешь, что за это будет? Приведешь человека ко Христу, какая радость тебе будет, дорогая моя дочь! Я так рада, что ты у меня такая умница, понимаешь духовную жизнь! В одно время я зашла в алтарь, то есть за Престол. И там развернула «Поминание» из Одессы, где вы все написаны, и стала вас поминать о здравии. И думаю: «А что ж они делают в это время, когда я за вас молюсь?» Но вас у меня много записано. И так стало на душе легко, как будто я у вас побыла и со всеми с вами я виделась. Так душа моя подсказала. И вот я тебе опишу, в этом году я, наверное, к вам не приеду. Отпуска мне нет и не дают. У нас в будние дни очень мало народа бывает, человек сорок, не больше. А в праздники руки не просунешь! Храм у нас очень большой. Я еще руковожу хором, и Апостол читаю, и шестопсалмие читаю. У нас сперва утреня, потом литургия, потом молебен, потом панихида, потом отпевание. И я настолько устаю. До трех часов дня служим, замены нет.
Ну, все. Благослови тебя Господи, моя дорогая Зина.Твой С. делает для тебя комнату.

5 февраля 1983 г.
+
Благослови, Господи, на всякое время!
Дорогая Зина, получила твое письмо, но не огорчилась. Пьянке приходит конец, потому что больше нет возможности жить с пьяницей. Всех их убирают. Москву так чистят, что нет возможности. От магазина сразу берут двадцать человек и в машину. Вот настала в Москве жизнь. И очень много выслали из Москвы сейчас. Не только ругаться, а надо жить в мире. И до вас, право, дойдет, милая моя дочь. Голубушка моя, я очень скорблю о вас. Но ты не должна огорчаться. Из дома не должна уходить. Если тетя совсем лишена умом, то на время положи в больницу, а там будет видно. Но пока не клади в интернат, воздержись. Господи, Отец Небесный, помоги своей овечке всё пережить! Ведь мы не знаем, что грядущий день готовит, вообще часы, минуты. Страшно жить на свете! Но, ведь ты всё знаешь. Земное мытарство, - ты его проходишь. Но час близок Зина, молись. Враг на тебя восстал. Крепись, моя милая Зина. Скоро у тебя всё кончится. Я желаю твоему С. здоровья. Я боюсь за него, что он будет слепой. Вот тогда будет горе большое. Но, молись. Он сам себе не рад, что он делает.
До свидания, моя любимая дочь. Желаю счастья.


29 декабря 1983 г.
+
Благослови, Господи, на всякое время!
Дорогая незабываемая Зина,с новым годом и с новым здоровьем! И с Рождеством Христовым! И поздравь своего мужа, А.-мученика. Он не живет, а только мучается. Мира в семье нет. Это очень горько. Тебе этого не понять, – мужской натуры. Левая сторона и правая, две руки. Но человеку нужно обе руки. В доме вы оба нужны. Осталось жить так мало, но мы этого не понимаем. Нас ждет другой мир. Я тебе сколько писала, один час – триста лет блаженства. Но мы не хотим пострадать даже двадцать минут. Ты терпишь, знаешь за что. И за это получишь награду. А они не понимают этого. Когда Илья Пророк предсказал, три года и шесть месяцев не будет дождя, и его хотели убить за это. Так и сейчас. Готовы нас проглотить. Люди не знают путей Божьих. Мы здесь проходим мытарства. Им кажется, что мы их замучили во всех отношениях. Господи, помоги нам! Зина, читай сорок раз «Богородицу», но из дома никуда не уходи. Живи дома. За тетушкой ухаживай и не ропщи, что как ты плохо живешь. Ты здесь в гостях! Если есть средства, служи чаще молебен «Всем Святым». Они о нас молятся.
До свидания, милая Зина.

29 января 1985 г.
+
Благослови, Господи, на всякое время!
Дорогая Зина, получила твое письмо и очень тебя благодарю. Всем от меня привет, моим дорогим дочерям, ведь я люблю вас. Я вас имею двенадцать дочерей, самых любимых. Ты пишешь о своем муже, что он болен. Дорогая моя Зина, Бог поругаем не бывает. Придется твоему С. расплатиться за всё это. Не так просто у жены на глазах делать грех. Всё взыщется! Насчет И., - не отгоняй его, он сам не знает своей судьбы, он еще молод, он не созрел к вере. Но он вернется ко Господу с раскаянной слезой. Ты его не ругай. У него душа рвется к Богу. Он много испытал людей, вот и вернулся к жене. Но там ему не жить. Всё временное явление, да еще вы пишете, что была сердита. Зина, всё еще на пути, встретишь и хорошее и плохое, ведь это жизнь. Всё надо пройти. Это земное мытарство! Дочь моя милая, пишу о В. В. разучилась писать мне письма. Ну, что делать? Свой ум не дашь! Она забыла, сколько мне лет, на меня имеет обиду. Мне на девятый десяток, и я еще Богом хранимая благодарю Господа за Его ко мне милости. Семьдесят лет труд и болезнь. А посылки шлю напоследок своей жизни. Ведь чем благодарить вас? Моя дорогая приедешь ко мне и похоронишь меня, скажешь, вот наша мать духовная отмучилась! Зина, ты помнишь Т., которая с нами ездила в Почаеве на горку? Она сейчас живет у меня, хочет устроиться в Москве. Вот об одном буду просить тебя: всем прощай обиды! Ты уже наставница духовная, пойми: кому ты служишь, и кто перед тобой, и кому ты отдаешь свое сердце, и к кому ты пойдешь, и кому за каждый день отдаешь отчет? Почему я вам велела читать «Христос Воскресе»? Потому что вы все грехи покроете Его именем!
Хорошо разбери мое письмо и вложи в свой ум. Голубка моя небесная! Обнеси свой дом со всех сторон крестом и молитвой. Ты не знаешь, что родит следующий день? Тело наше – дом, который надо беречь. И не делать в нем неподобные вещи. Не зажигай в нём огня не нужного. Это есть – гордость! Тело наше – прах, а душа за всё будет отвечать!
Представь себе, когда злишься и бываешь сердитая, кому это нужно? Это нужно только сатане! Записать, что в твоем доме творится. Для отчета. Наш дом и тело оно мертвое. Возьми руку, спроси её что-нибудь? Она тебе ничего не ответит! Вот, Зина, пойми меня как мать духовную. Желаю тебе, пока живешь в своем доме, будь умница!
Целую, мать.
Дом, – это наше тело! Еще раз прошу, пойми меня. С. твой, - временный жилец. Его скоро не будет, – будешь одна.


1 октября
+
Дорогая Зина!
Получила всё: письмо и открытки, за что благодарю вас мои дорогие. Я вас всех обнимаю и целую: З., В., Л. и всех сестер, и дорогая, твоего мужа А. Я вас благословляю всех. Зина, ведь какая я старая, плохая, но вы, мои дорогие, милые птенцы, Голуби Небесные, нет слов, сказать для вас. Господи, облачи вас в ризу спасения и вечной славы! Я помню, как ты меня в пещерку тянула, я ведь совсем застряла. Но ты, моя дорогая, изо всей силы тянула меня. Ведь на тебя только надеялась, ради тебя была в пещерке, дай, Господи, тебе счастья за меня, и здоровья, моя милая. Если б ты знала, как я тобой довольна. Храни тебя Господь во всех путях твоих!
Вот сообщаю, я приехала, многие пришли ко мне. Я одной даю подушечку и говорю ей: «Положи её под голову!», – и дала ей водички, масла и на пятый день она умерла. Внезапно, 55-ти лет. Легла и не встала. И ей эту подушечку положили под голову. Как она меня ждала! Говорила, ну почему она не едет, милая наша матушка? Вот и дождалась. Научила читать «Христос Воскресе». Сколько она прочитала, мне не известно.
Я очень рада твоему письму. Я за вас служила обедню в своем храме. Но, мне очень уже ездить тяжело. Метро и автобусом я езжу в Богоявленский собор, – один транспорт. Все, что я всем оставила молитвы, может напоследок. Я себя чувствую неважно. Мне сказали, – тебе только жить в Одессе, – климат хороший, теплый. А я приехала, – а тут холодно. Сразу стали ноги ломить, нет сил.
До свидания. Ваша мать духовная.


Без даты

+
Благослови, Господи, на всякое время!
Дорогая Зина, получила твое письмо, за что и благодарю. Получила в 10 часов вечера. Пришла со службы, в субботу шел 4-й глас, тропарь «Светлое Воскресение». Эта суббота – Сергиев день, милая моя и дорогая страдалица Зина. Один час страдания – 300 лет блаженства. Ты гонима за Христа. Слезно молись Богу Спасителю, чтобы его обратил Господь к вере. Я тебе писала всё, ты должна понять меня. Ведь это попущения Божии, Господь попускает тебя мучить. Если ты будешь просить со слезами, – просящему дается! Всё проси так: «Господи! Ты принял крестную смерть. Я, гонима за тебя. Так обрати же моего гонителя к Себе. Пожалей меня бедную, грешную мою душу и спаси нас». Всегда смотри на небо, откуда идет помощь Божия.
Милая Зина, передай привет всем сестрам, кого я знаю: А., В., Т., – одним словом всем! Спаси тебя Господи, далекая ты моя. Как я хочу с вами беседовать. Но не ровняй никого с Богом. Люби Его всем сердцем. У тебя будет большая перемена в жизни. Уповай на милость Божию. Господь тебя не бросит. Ты говоришь, что лампада не горит? У тебя свой храм Христов в сердце и у тебя всегда горит лампада! Помни мои слова.
Ваша мать Аполлинария.

9 февраля
+
Благослови, Господи, на всякое время!
Дорогая Зина, получила твое письмо и очень тебя благодарю. Да, я очень мало стала писать всем, потому что далеко живу от храма. Как выйду из дома, сперва пешком, потом метро, потом автобус, потом по кладбищу, и так устаю, что приду домой и лягу. И не могу встать. Вот, как устаю. До трех часов в храме, да дорога, и весь день проходит. Два дня в неделю имею отдых. А ведь я очень слабая и больная. Но хоть напоследок своих дней послужу. А тут надо и помолиться Господу. И вот исчезают дни, как тень уходят. И я считаю, что я уже там, в далеких пределах. Как говорится: сегодня я с вами, а завтра отхожу от вас! А ведь вы мои все дети, жаль мне вас. Не могу вам передать все, что я знаю. Ведь всё умрет. Милая моя Зина, мы все плывем постепенно к своей цели. Спим, или сидим, или идем, или служим. Ругаемся или мы молимся, а мы всё дальше от берега плывем. Сперва видим поля, усеянные цветами. Посмотрели и ушли. Вдруг кончились цветы, проходим поля. Затем видим овраги, ямы, неприятное, а там видим гадов. И опять плывем незаметно. Потом видим храм. Уходим из него. И опять суета, томления духа, и мы опять в дороге, и опять плывем, избегаем зла. Разбери, сколько перемен в жизни, и всё проходит, и всё остается позади. А корабль наш всё несется к своей цели. Сердце наше окружено телом, как охрана. Но, всё же до него добирается враг и ранит его ведь. Не дает ему спокойно жить. Да попробуй, поживи спокойно. Нет, не дает. Всё его тревожит. Кто поймет правильный путь земной? Разве мы здесь вечные? Нет! Мы уходим в другой мир безвозвратно. Никогда больше сюда не придем. А, что будет нам в новом мире, мы не знаем. Заявил муж своей жене развод, но не подумал он, что сказал. Нет, это не он, это не его слова. Это наваждение диавола! Проси: «Небесный воин, Архангел Рафаил! Тебе даден дар исцелять неисцелимых! Исцели язвы души его!» Иногда у человека умирает ум. А помыслы лукавые живут. Вот твоя жизнь, какова: тяжела и горька. А твой корабль всё плывет к одной цели. Но, терпи. Там увидишь вместо гадов покой, чистое поле усеянное цветами. Вспомнишь меня и там, дорогая моя дочь Зина. Милая, дай тебе, Господи, перенести всю злобу вражью. Ведь он тебя хочет поглотить за Христа, ведь ты истинно веришь во Христа. А враг не любит, кто верит Господу истинно. Ограждай себя всегда крестом, и за него (мужа) молись, чтоб он не пропал. Всегда говори: «Господь с тобою; что ты говоришь» – и призывай на помощь своего Ангела. Ставь за С. свечу его Ангелу, освящай его. Да спасет его Господь. А то они погибают, у которых ум помер.
Опиши, что с А., у которой большие волосы? Передай привет моим дорогим дочкам духовным. Благослови вас, Господи. Ваша мать Аполлинария. Спаси вас, Господи.

4 ноября
+
Казанская Матерь Божия, спаси нас!
Дорогая Зина,как ты живешь, моя любимая? Пишу о себе: таю, как свеча, не знаю, что будет дальше? Если умру, вам сообщат. Прошу, не забудь тогда меня. А может и никого нас не будет. Видишь, какая жизнь настала? Боимся, каждый день угрозы. Зина, молись, чтобы не было катастрофы. Горе, горе, живущим на Земле! Шлю тебе молитвы за аборты. Может, кто умолит своих деток. Жизнь короткая настала, спасайся, кто как может! Передай всем сестрам привет. Но, если буду, жива, приеду в Одессу, может в последний раз!
До свидания, моя дорогая Зина. Мать.


Письма матушки Аполлинарии к духовной дочери Ларисе

13 ноября 1983 г.

На конверте: «Это письмо прочти сестрам, пусть подумают о своём спасении. Матушка.»
+
Благослови, Господи, на всякое время!
Дорогая Лариса, даю вам ответ на ваше письмо, что вы меня знаете очень хорошо, милые мои дети. Вы мне все дороги, храни вас Господь! Вы пишете, чтоб я приехала. Да, я жива буду, приеду обязательно. Милая духовная дочь Лариса! Я желаю тебе, чтобы ты от меня научилась духовной жизни. Ведь вы еще молодые, вам это нужно, необходимо знать. Здесь временно, а там – вечность! Надо уметь прожить данный нам век. Сколько ни живи, а домой собирайся навсегда! Но что понесем с собой? Если греха не делали, то мысли были неспокойные, грязные. А туда ничто не войдет загрязненное. Сейчас век атома. Очень мы все злые. Ведь никому не уступим ни в одном слове, – ни старому, ни малому.
Тайны Христовы или Причастие, в один месяц надо два раза обязательно принять. Жизнь ненадежная, – встанем или нет?
Семь Таинств: 1– Крещение; 2– Миропомазание; 3– Исповедь; 4–Причащение; 5– Соборование; 6– Венец. А седьмое – это священство. И все 7 называются Таинства и в том числе – монашество, вот эти Таинства надо пройти обязательно. Если какого Таинства нет, то очень плохо будет душе, – мытарство не пройдет!
Милая Лариса, спроси себя: «Скажи душа моя, как ты веруешь в Создателя Господа нашего Иисуса Христа?» В тепле находится душа или в холоде? В каждом доме гнев и зло. Разве мы любим друг друга? Мы ненавидим. Нам очень тесно жить. А раньше восемь, или девять, или двенадцать человек жили в одной избушке и дружили, мир был. На что мы надеемся?
А дни проходят незаметно! Если сосчитать, сколько наше сердце было злое, – это нельзя описать. Где покой? Его нет! Если наш светильник гаснет, где взять масла зажечь, чтоб он теплился? Как мы далеки от спасения. Очень трудно заставить себя молиться. Делай, да и молись. Молитва со слезами омывает душу. Но где их взять, это орошение? Когда не поливаешь огород – засуха, то откуда будет урожай? Так и наша душа, – она засохла ведь. За один час страданья – триста лет блаженства! Милая Лариса, у меня в храме пропала палочка, и я её нигде не нашла. Пропала. Одна старушка мне говорит: «А ты отдай её Богу!» Скажи: «Возьми, Господи, мою палочку в жизнь вечную!» Она тебе там сгодится! Сперва я не поняла, а потом догадалась. Там тоже на что-то надо опираться и она мне пригодится. Всё туда надо отсылать. Там нам вечно жить. Пойми, милая Лариса, раньше пускали ночевать, а сейчас боятся, что обкрадут. Хоть на снегу ночуй, а в дом не пустят. Закроют на замок да и всё. Будут люди и их много будет, они назовутся «Небесные Голубки». Будут им завидовать, полезно нам до них дойти. Господь их встретит. Наша В. верует, – это хорошо. Но, вот суета кругом. Мне её жаль. Только станет на молитву, а там внук плачет. Суета сует. Очень трудно спастись, а «лукавый» от нас не отходит. Вот настанет день и вечером сочти: что делала, сколько греха положила за один день? Если ты не ругаешься «черным» словом, то люди вокруг тебя ругаются, а ты слушешь всю гадость; читай сорок раз в день «Богородицу», обязательно «Иисусову молитву» читай, не отвлекайся ни на что, клади в копилку, что можешь, – это духовная благодать. Потом всё получишь втрое! Ты – молодец у меня, догадалась прислать мне письмо. Только читай со вниманием и разбери всё, что я пишу, несколько раз прочти. Готова ты на такой подвиг или нет? Не со всяким человеком вращайся, сократи беседы не полезные, много не думай ни о чём. Господь всё устроит тебе, если ты будешь к Нему теплой. Оставайся Богом хранимая. Мать.


28 марта 1984 г.
+
Благослови, Господи, на всякое время!
Дорогая Лариса, получила твое письмо, за которое тебя благодарю. Во-первых пишу, что я обещала, я выполнила. Но, напиши мне хоть десять слов, моя дорогая. Будь, хранима Богом! Ты изо всех моих дочерей проявила любовь ко мне. Спасибо тебе моя любимая. Я так тебя полюбила, что не могу тебе описать. Простая твоя душа, детская. Ты такую радость сделала своим деткам. Не забудь только одно, что ты сделала, всё для себя. Это всё твое в будущей жизни. Вот как я тебя оценила. Изо всех простая твоя душа. Еще раз прошу Царицу Небесную за тебя: «Матерь Божия, сохрани рабу Божию во всех путях ее, и прости её за земную жизнь греховную, что она согрешила пред Тобою за прошлые годы!» Вот я чего тебе желаю моя любимая. И всех обогнала моих дочерей. Они все забыли, дай им Бог здоровья!
Теперь пишу о себе. Меня обокрали. Все вещи унесли хорошие. Миша лежит в больнице. Сердце отказало – инфаркт. Обокрала его любимая. У нас сейчас большое горе. Враг не дремлет. Делает свои козни для меня. Скажи В., если умрет Михаил, я вам сообщу. Но я сейчас плохо вижу от слез. Я совсем слепну. Сердцу не прикажешь. Всем привет моим дочкам. Не пишет моя рука. Горько мне. Когда я проводила тебя, я сильно плакала, как будто я с тобой жила всю жизнь. До свидания.
Шлю тебе молитву и стих. Молись, проси Бога. Жить нам мало осталось. Здесь временно, а там – вечность. Если сумеешь, то напиши другим сестрам стих. Пусть поют этот стих и читают молитвы. Всё, что сделаем в земной жизни, то всё будет перед тобой.
В. передай большой привет. Может напишу ей письмо. Мне сейчас тяжело. Даже не могу высказать. Ну, всё. До свидания, моя любимая Лариса. Осторожно перепиши и отдай В., чтоб осторожно было, но перепиши всё. Получишь себе благодать. До свидания.


1 мая 1984 г.
+
Вознесение!
Пишу письмо. Получила от тебя письмо и даю ответ. Очень я огорчилась на твою жизнь. Ведь у всех у нас горе, нет радости ни у кого, кто б порадовал меня своей жизнью. Как горько читать письма, когда у вас на душе печаль! Милая Лариса, когда ты была у меня, я на тебя радовалась. Какая ты у меня прекрасная, моя дорогая Лариса. Как тайно посещает нас неудача. Ведь не привязаны, а визжим! Как цепями прикованы, и не оторваться. Прах наш мучается, но душа радуется. Всё по грехам дается нам грешным, Лариса.
Передай привет В. Она должна куда-нибудь выехать ото всех грехов. Пусть она отдохнёт, всё равно не угодит никому. Но еще помучает В. Он еще сильный. Живет за счет силы своей.
Милая Лариса, я тебе послала посылку апельсин. Как получишь, хоть в два слова дай ответ, что получила. Л., узнай, можно купить «курсовку» или нет, и напиши, сколько жары у вас.
До свидания, моя любимая.

2 мая 1984 г.
+
Христос Воскресе, дорогая Лариса!
Получила твое письмо, за которое благодарю. Ты, Голубка Небесная, ты успокоила меня. Я теперь хоть спокойно усну.
Любите Бога, любите ближних, как самого себя… К истине нелицемерно идти по пути Господнему. Несказанная награда от Господа за правду. Покрывается лес зеленью, пришло лето. Вот ждали и ждем отрады от Господа распятого. Оно будет вечность и без конца Блаженства. Дай, Господи, тебе получить блаженство и здесь и в будущей жизни. Я, Лариса, так полюбила тебя, моя милая, как кровную дочь!
Да, пару слов о В. – очень простая и милая, не злая, добрая. Дай ей, Господи, здоровья! Она не сердитая, славная дочь, но как там у нее, я б хотела знать. Я ведь её люблю. Передай ей привет… В. не надо забывать, ведь она мученица. Л. не забывай её. Она не имеет отрады в жизни. Вот, что делают наши дети. Если б у неё отнять эту скорбь. Но, она у неё тройная. Милая Лариса, я приеду, обязательно приеду. До монастыря может добуду «курсовку». Милая дочь, узнай, можно ли достать «курсовку». Напиши пару слов или узнай у В. Напиши мне. А если нет, то я буду лично ходить, как и раньше.
До свидания, моя дорогая Лариса. Всем сестрам привет. Ваша мать духовная м. Аполлинария.


16 июня 1984 г.

+
Благослови, Господи, на всякое время!
Дорогая Лариса, я посылаю тебе посылку. Ты её сбереги. Я не могу иметь при себе тяжелые вещи. Я выезжаю 19 числа в 7 часов вечера. Еду в Одессу. Пожалуйста, сбереги апельсины, потому что я, может буду служить обедню и положу на канун. А мне очень тяжелого носить нельзя. И я решила выслать тебе посылку. У тебя, я знаю, всё будет целое. И я приеду, у меня будут апельсины. Да ведь наступает пост. Бог даст, увидимся. Дорогая Лариса, выполни, больше некому доверить. А на тебя надеюсь. Долго решалась выехать и, наконец, собралась. Если можно встретишь: 23 поезд, 4 вагон. Высчитай, когда он будет. Выезжаю. Выезжаю 19 числа, 7 ч. вечера. Прошу, встречай, 23 поезд, 4-й вагон. Мать.


11 сентября 1984 г.

+
Благослови, Господи, на всякое время!
Дорогая моя, милая Лариса, незабываемая дочь. Сколько в тебе доброго, моя милая умница. Я доехала так легко, что очнулась я дома. Во-первых, пишу за подарок Михаилу. Так был рад, что даже навернулись слезы: «Вот, мол, мать, какая добрая и верующая! Ведь надо меня вспомнить ей? Ведь ни одна твоя дочь не вспомнила меня, а она ведь, как родная моя сестра. Дай ей Бог счастья!» За память обо мне очень доволен. Милая Лариса, когда я приехала, квартира была открыта. Да, что ж такое? Мне говорят: Михаил дома. Он взял, расколол окно и влез. А потом вставил. Это во-первых. А потом устроился работать рядом. Вот я и начала делать уборку. Вот три дня я еще не всё убрала. Еще опишу: по дороге со мной ехал мальчик. Как же он на меня смотрел?! Откуда он взялся, и у него ничего не было поесть. Я с ним делилась. И мы ехали до Москвы. Это видимо аборты. Вот такой был. Голодный. Всю дорогу молчал. Так и ничего мне не сказал, только смотрел на меня и благодарил глазами. Скажи всем спасибо. Я когда вас проводила глазами, горько заплакала в вагоне. Правильно, что вы нареченные мои дочери. Когда переедешь в комнату, освяти водой и сама помолись. Стол накрой белым, положи Евангелие, налей воды и поставь крестик, ты уже знаешь как!
Л. передай привет, В., П. привет, всем сестрам. В., его брату Л., Анне, и также В.
Да благословит вас сама Почаевская Матерь Божия!
Всем вам здоровья. Мать.


25 сентября 1984 г.
+
Благослови, Господи, на всякое время!
Дорогая Лариса, получила твое письмо, как будто с тобой увиделась. Милая, дорогая, умница, неоценимый человек. Ведь твой И., он не знает твою душу, какая она божественная, высокая, духовная. Нет слов. Ума палата ведь. Умница, справедливая, райский ребенок. Милая моя. Не только моя, но и для всех человеков. Справедливая. Я хотела бы видеть тебя в Райских селениях. Везде и всюду будь счастливая в земной жизни. Господи, услыши мою молитву! Я буду тебя просить вот о чем. Одна женщина приходила ко мне. Зовут её Дарья. Вот её адрес. Написала я ей три письма, но от неё ни слуху, ни духу. Надо писать почтовые номера, а то не принимают, отсылают назад. И еще просьба: позвони по телефону З. Она забыла думать о детях. Скажи ей по телефону, пусть она напишет мне письмо, чтобы ей молиться за детей. У неё семь человек. Я её просила хоть за одного помолись. Но три письма послала, а ответа нет.
Пусть она сходит, возьмет молитву за детей. Милая дочь, постарайся, выполни, моя любимая. Я сходила в свой храм. Пришла, регента не было. Я руководила хором. За вас служила обедню заказную, за двенадцать духовных дочерей. В. буду писать, если Л. поедет, пусть только не везет арбузов. В Москве винограда и арбузов много навезли. А то Л. замучается, а тут полно. Пишу тебе, моя любимая. Просьба: попроси Л. сшить мне два платья, если у нее будет время. Я ей вышлю материала на два платья. Напиши, если она сможет сшить, я ей заплачу хорошо. И так, как она сшила тебе. Ты стояла в этом платье как игрушечка. Ведь так хорошо оно на тебе сидело, мне очень понравилось. А она, если возьмется, то пусть сошьет на себя. Она высокая, как и я. Прошу, пожалуйста, попроси ее. Может и я в чем сгожусь еще. Пишу об одном. Когда пойдешь в свою келью, не забудь, неси наперед буханку хлеба, не забудь и соль, и еще иконочку, чтоб ты была всегда сыта, моя дорогая. И ты никогда не будешь болеть. Мое тебе благословение! Сделай себе уголок, чтоб твоя душа всегда радовалась. Где б я ни была, но тебя, моя милая, не забуду ни ночь, ни день. Пусть тебе будет благодать от Сиона, благолепие красоты его. Этот Сион – Царство Самого Христа.
Вот я проснулась в 4 часа утра. Из облака появился свет. Я думала месяц. Но не знаю, что такое долго светило. То закроется, то опять явится.
Наверное, этот год не пережить. Я очень слабая стала. Но, если умру, то чтоб ты была у моего гроба. Я тебе откажу хорошие иконы, чтоб они у тебя были. Моя дорогая, нет слов для тебя. Всем привет моим дочерям. До свидания. Мать. Прости, что плохо написала.

30 января 1985 г.
+
Благослови, Господи, на всякое время!
Милая моя дочь духовная Лариса, я послала тебе немного апельсин. Не знаю, получишь или нет. Напиши, пожалуйста, а то, я отсылаю посылки, а ответа нет. В. написала мне письмо, и очень хвалит Михаила, а я дивлюсь. Не знают человека и хвалят его. Мне кажется, нет такой скорби, какая у меня от него. Никто не знает. Он Л. наговорил, что пошлет посылку. Где он возьмет? Он всё пропивает. И, чтоб я с ним поехала в Одессу? Я уже раз с ним ездила, да еле-еле проводила домой. Она пишет свое горе от В. и мужа. Что тут думать, когда все спились? Милая моя дочь! Прости меня. Нет терпения с пьянюками, да последнее время живем. Так жить нельзя! Что-то будет над Москвой. Великий город – Москва. Она утонет в бездне блуда!
Вот какие дела. Но я себя чувствую очень плохо. Если будет плохо совсем мне, то дам телеграмму. Приезжай, дорогу тебе оплачу. Да, ведь никто не знает, как я живу? Очень круто вертит мной жизнь. Прости меня, что я с тобой поделилась. Сейчас у каждого человека-христианина жизнь одинаковая: скорби, тяжесть души. Но не надо унывать. Молиться, чтобы не умереть нечаянно. Скорби ведут на Небо. Я уж скорблю, что дети не ходят в храм, забыли Бога. Вот моя скорбь. Где они будут? Ведь страх Божий, – вот это горе. Не могу тебе описать. Веровать, а потом забыть? Они ходили в храм, а теперь демону служат.
Плохо пишу, разбери мое письмо. Вот пишу тебе письмо. 12 часов вечера.
Мать духовная. До свидания.


11 февраля 1985 г.
+
Благослови, Господи, на всякое время!
Милая моя Лариса, получила твое письмо и очень рада. Как будто я с тобой всегда, умница ты моя, дочь моя, не духовная, а родная. Я прошу тебя, пожалуйста, возьми с собой В. и приезжайте в Москву ко мне на весь пост. Две комнаты, магазины рядом, церковь рядом, никуда не ехать, две минуты ходьбы. Врачи рядом. Отвлекись немного от И. Поживите с В. у меня до Пасхи. А Пасху проводим, поедем в Одессу. Денег я на дорогу вышлю. С собой ничего не берите, у меня для вас хватит всего. Сегодня 10-е, воскресенье. Пели «Покаяние» и канон, «На реках Вавилонских…» Милая моя и дорогая Лариса, на что всё земное, нам уходить отсюда. И когда запели «На реках Вавилонских…», то я упала в землю и рыдала как дитя. Какая я плохая, грешная, недостойная ничему. Душа моя рвется на части. Зачем я так грешила? Ничего не надо. Приезжай с В. Какая она больная, всё равно вези её сюда, пора ей вырваться из тюрьмы. Она живет в тюрьме с В. и с П. Пусть она их оставит и уедет ничего не жалеет, ведь она мученица. Я ей помогу, она увидит у меня свет. Пока я жива, идет, едет и не разгадывает, хватит с ними страдать, идет, поживут одни. Передай ей и бери её прямо силой. Скажи: «Просит матушка и благословила, не раздумывай!» Я вас буду лечить. Книги есть всякие, только читай. Вот умрет В., как-то будут они жить без нее? Вот и надо её отпустить.
Дорогая Л., а тебя прошу, я тебя здесь вылечу. Я покажу профессору, и я знаю, – от меня поедешь здоровая! Поверь мне. Но когда поедешь, сходи на могилу, проведай отца Кукшу и на канун поставь свечу. А то он меня упрекнул во сне, что я ему не поставила на канун свечку и вам не внушила. Приедешь, всё расскажу.
Родная, приезжайте, ради Бога! Уж не так я вас прошу, – Матерь Божия мне внушила! Ну, всё моя дорогая. Мать духовная Аполлинария.


4 июля 1985 г.
+
Благослови, Господи, на всякое время!
Дорогая Лариса, получила твое письмо в деревне, за что большое спасибо. И, дорогая дочь, благодарю за всё тебя. Даже слов не нахожу, как сказать. Только пойми меня, мое сердце. Дай тебе Господи здоровья, терпения во всём, моя дорогая. Да, а я стала совсем старая. Но, ничего, креплюсь. В деревне хорошо. Но, смотри, дожди залили. Нет ни одной минуты солнышка. Очень хорошо отдыхать в деревне, но дожди всё берут. Сидим в избе. Ливни. В лес нельзя идти – грязь. Только 3-го июля вышла на берег к Дону, читала книгу. Даже не могу выйти никуда. Как приехали, идут дожди. Трава, лес рядом. Пошли грибы в лесу. Но в лес нельзя ходить. Говорят, там живут бандиты. Страшно ходить одной в лес. Ты пишешь, такие случаи, они везде. Но это не девушки, а мужики – бандиты. Переодеты в женское платье. Вот эти бандиты, их везде полно. Такая жизнь пришла, раз Бога нет, так беззаконие идет. Ведь книги пишут старинные: восстанет народ на народ. Прольют люди неповинную кровь... Как матери переживают? У детей нет жалости к матерям. Что же делать, мы того заслужили! <…>


10 июля 1985 г.
+
Благослови, Господи, на всякое время!
Дорогая Лариса, пишу тебе с Дона. Я здесь отдыхаю очень хорошо. Дон под окном, луга, лес. Ведь это рай земной, милая Лариса. Шел сильный дождик, а то не было дождя. То была здесь засуха, а теперь дождь смочил землю, и всё ожило. Ведь всё так богато, ведь сердце радуется, какая природа. Но нет храма. В двадцати пяти километрах есть храм, туда ходит автобус. И если поехать, то надо на ночь. А я старый человек, так и не могу поехать. Ну, приеду в Москву, тогда схожу в храм. Милая моя Л., как ты живешь, и как твое здоровье? Я скучаю о тебе. Мы с тобой провели Пасху как во сне… Но, я пока поживу в деревне. Может, будут грибы. Дождик прошел, должны быть грибы. Милая моя, если будет Богу угодно, то мы с тобой встретимся. А пока до свидания. Мать.


26 июля 1985 г.
+
Благослови, Господи, на всякое время!
Милая дочь Лариса, я в Киеве. 27-го числа еду в Почаев. Как Господь дает, родная моя. Как раз ехать, на этот день получила твое письмо, моя голубушка. Как будто с тобой наговорилась. И так была рада. Ты, моя умница. Дай Господь тебе здоровья! Может, скоро увижу вас. Не могу сказать, сколько я буду по белу свету летать. Я тебя известила, З., В. Вам написала, где я нахожусь пока. Ну, всё. Жди письмо из Почаева. Мать.


1985 г.
+
Благослови, Господи, на всякое время!
Милая Лариса, получила твое письмо. Очень благодарю. Как будто я всегда с тобой, и благодарю Господа, что мне послал такую дочь настоящую, верную. Лариса, если В. не может ехать, езжай одна. Но прошу тебя, зайди в санаторий, узнай, как живет В., и где она работает. Ни слуху от неё нет. Я ей послала письмо, но не знаю, как она ответит или нет. Милая моя, пишешь о В. Там одна неприятность. Она писала, что В. взяли на работу, а по всему значит, – нет. Это крест до гроба. Нет такой скорби, как у В. Не привязана, а стонет, её надо понять, это ее крест третий.
Я почему настаиваю, чтобы ты приехала. Я очень плохая и не думаю дальше жить. Наверное, уберусь в нынешнее лето. Милая дочь, кому наказать? Все заняты, у всех дела и скорби. За кого не возьмись у всех горе. Сейчас в Москве ночью 14 градусов мороза, а днем 2 градуса тепла, но снег еще в рост человека. Как я думала, так не получается. Конечно, В. ехать в такую дорогу опасно, но тебе суждено ко мне приехать. Сама Царица Небесная открывает тебе путь. Ты не бойся ехать ко мне, у тебя всё будет хорошо. Дай, Господи, чтоб я тебя увидела. С собой ничего не бери. Никакой одежды, ни платьев, ни смены. Тут всего полно и обуви и одежды, всего хватит, милая моя дочь. Ты видишь, какое время. Может один миг – и не будет Земного шара. Всё прах и пепел. Но кому открыть душу? Некому! Ведь ты умная дочь, ты меня понимаешь. Я хоть тебе всё передам. Все мысли, опыт жизненный. Может тебе будет отрадой. <…> Сейчас время не до брани, а для спасения. Народ валится, как гробы. Не успеваем хоронить. Раньше наживали, а сейчас не надо ничего. Разве вы не понимаете, к чему всё идет? Не ныне, так завтра будет катастрофа всемирная. Надо её ожидать. Дай, Господи, не увидеть такую страсть. Ведь все понимают эту жизнь. Милая моя дочь. Не разгадывай, моя милая, ехать ко мне. Не пожалеешь. Может мне Господь поможет еще раз доехать до Почаева. Но, я стала очень слаба. Не знаю, как Матерь Божия дозволит? 21-го числа приняла собор. Очень хорошо. Каждую неделю имею причастие. А там, что Бог даст, не знаю. Молюсь за вас за всех. Моя дорогая Лариса, есть такая книга, которую ты никогда не читала. Будешь дивиться. Ты говоришь, «приеду не надолго». Нет, надолго! Не торопись от меня ехать, вразуми себя и тогда поедешь. Когда поедешь зайди к Л. Если она не будет шить, то ты возьми у неё материал.
Ну, желаю тебе наилучшего. Всем привет, моя любимая. Мать.


17 ноября 1985 г.
+
Дорогая Лариса, получила письмо, но с этими похоронами забыла всё. Похоронила больную. Милая моя дочь, умница моя. Помнишь, я тебе говорила про старца Иакова слепого: «Дедушка Яша, скажи мне, что-нибудь. У меня плохая доля?» А он отвечал: «Терпеть, сколько можно терпеть!» Он повторяет: «Терпеть!» Вот и я тебе скажу: «Терпеть!» Убежишь куда-нибудь, а крест за тобой. От судьбы никуда не денешься. Смотри на В. Какую скорбь несет. Во-первых – задыхается. Сын какой плохой. Муж – не муж, одинокая, Ю. обижает. Тройной крест несет, но всё идет, идет. И крест несет. Ох, как ей тяжело. А куда денешься? За один час страдания – триста лет блаженства. А как смерть приходит, её никто не ждет. Вот, умирала моя знакомая. До последней минуты была в сознании. И умирая, читала молитвы. Уже вся застыла, одна голова живая. И сказала: «Не мешайте мне!» Это было на моих глазах. Вот какая у неё вера сильная. Не боялась смерти. Я её похоронила у церкви в свою могилу. Никакого совета ни с кем не имей. Господь знает всё, только не бойся <…> Придет время, упадет с тебя печать страсти. Не бойся, терпи. Всё терпи… <…> Но, наберись терпения, читай «Христос Воскресе…» Я тебе вышлю посылок обязательно. Только пришли письмо. И фамилию Л. Я ей тоже вышлю посылок.
Но, я тебе одно скажу: на тебя восстал «лукавый». Ты его не бойся! Устройся работать в больницу. Там врачи. Сутки отработаешь, двое суток дома. Никуда не езди. Сиди дома. Господь всё знает. Великомученица Варвара тебе поможет. Радуйся, Варваро, невесто Христова, прекрасная!
Храни тебя Господь, милая дочь Лариса. Мать.
Огромный привет Л. Пусть к Пасхе сошьет, и ладно будет.


28 апреля 1986 г.
+
Благослови, Господи!
Лариса, тебе ли на меня обижаться? Не по закону пошла, простит тебя Господь за твою несправедливость или за твое духовное незнание. Лариса, мы – песчинки на свете. И осудить духовного человека ни за что не надо было. Я не хочу, чтоб через меня ты несла грех. Ты у меня была первая изо всех и потерялась. В глуши ночной я тебя никак не найду. Где ты, моя овечка, откликнись с раскаянной душой.
Христос Воскресе.


10 мая 1986 г.
+
Дорогая Лариса!
Получила твое письмо и очень огорчилась. Там, пока тебя не было, небось, сто проклятьев было. Надо всё освятить святой водой и не спешить. Всё делать надо было с Богом, а ты забыла. Там тебе столько насажали всякой нечисти. Ты должна понять. Ты поехала чистая, но свою чистоту забыла. Забыла самое главное, во всех углах причитать четыре молитвы, положить двенадцать поклонов земных, погасить лукавые дела. Дома можно делать земные поклоны… Сделай ты сейчас. Раз ты не сумела, когда приехала это сделать, то сделай сейчас. <…> Прочти четыре молитвы «Да воскреснет Бог», «Живый в помощи», «Помилуй мя, Боже» и «Верую». Почему ты не догадалась?… Как жаль, что сгубила пасхальную чистоту. Допустила нечистого до себя. Ну, храни тебя Господь, милая моя Лариса.

Без даты
+
Благослови, Господи, на всякое время!
Дорогая Лариса, милая моя. Живу по-старому. Вещи не нашла, всё пропало. Ну, что делать? Значит моя такая судьба! Всем привет. Пошлю телеграмму, когда выеду. Думаю после Троицы выехать, милая моя, любимая Лариса. Поеду сразу в монастырь. Мне хочется с вами встретиться. Деньги все отдала в монастырь.
Ну, всё, до свидания. Целую вас всех.
Это тебе к Троице гостинец.


28 января
+
Благослови, Господи, на всякое время!
Дорогая дочь, как ты живешь? Я хочу знать, что с тобой случилось? Напиши письмо. Милая моя, не обижайся на меня. Я теперь… очень больная. Я наказана Богом, но благодарю Его милость, что наказана. Так мне надо, моя милая Лариса. Ведь я тебя люблю. <…> Лариса, напиши мне письмо. Как живут мои дочери? Никто не стал писать. Моя болезнь всех разлучила со мной. Когда подходит смерть, то никого нет вокруг тебя. Ты так одинока! Если увидишь А. с косой, передай ей от меня большой привет. И вообще всем. Шлю свое благословение. Я вас не забываю. На Рождество возили меня, и на Крещение была в соборе. Дай вам Господи здоровья. Дорогая моя дочь, не обижайся. Писать трудно, у меня малокровие. Ну, всё. Мать.


5 марта
+
Благослови, Господи, на всякое время!
Дорогая моя Лариса, вот уже начинают таять сугробы. Понизилась температура 5о и 4о мороза. У нас сразу делается тепло. Я вас с В. жду обязательно. С собой ничего не берите, ведь у меня всё есть на эту погоду и скоро будет тепло. Милая Лариса, ведь ты только подумай, всё равно жизнь идет. Мы здесь хоть вдоволь наговоримся обо всем. А я уже стала не такая. Всё идет к концу. Здесь примешь собор, причастие, всю святыню справишь. Ты не думай ни о чем. Я для тебя всё сделаю, моя дорогая. Умница моя. Ни одной нет такой. Ты – голубь Небесный. Справедливая голубка. Еще скажу. Почему В. молчит? Наверное, мной недовольна. Ведь ей легче написать, как мне. Лариса, опиши всё, что узнаешь насчет В. Сходи к ней. Как её здоровье, может наш воздух будет лучше? Но, сейчас такая погода хорошая, всё просохнет и будет тепло. Всем передай привет. Но, если В. не может приехать, предложи З., – В-й сестре. Но ты обязательно приезжай хоть одна. А если какая сестра захочет приехать, то вези. Но, я б желала В. Может напоследок моей жизни я вас так зову. Почему-то я почувствовала не так хорошо. Я хотела вас обнять, прижать к своему сердцу. Милая моя и дорогая Лариса, пойми меня, какая к тебе любовь. Недаром пришел ко мне отец Кукша. Вот слушай: вы не поняли, что такое канон. Это где кладут хлеб, яблоки, все приношения. Вот там канон, где ставят свечи, кладут записки. Это общее поминовение... До свидания. Целую. Мать.


Без даты
+
Благослови, Господи, на всякое время!
Дорогая дочь Лариса, Христос Воскресе. Милая моя, как ты живешь, моя умница? Если поедешь в Москву, заезжай ко мне. И как ты там живешь, как у тебя здоровье? Я пишу о себе. Я стала ходить в церковь, слава Богу, и думаю ехать в Почаев, если будет всё хорошо. Старший сын в больнице, операция 15 апреля будет. Михаил всё тот же. <…> А у нас был Иов, такой прекрасный человек. С таким талантом и его убрали. Вот всё, что я тебе описала. До свидания. Мать.


29 июня 1986 г.
+
Благослови, Господи, на всякое время!
Лариса, зачем серчаешь так долго на мать? Ты же у меня умная. Кто тебе внушил потерять меня? Ведь мы здесь гостим. Мы прах и пепел, а там – вечность! Поверь мне, что всё же я приеду в последний раз. Посмотрю на вас, на всех дочерей, которых я избрала. Меня стали осуждать бабой неграмотной, непросвещенной. Где в законе писано, чтоб судить монаха? Не дано никому! Я приеду к З., и я вас увижу всех. Мое сердце к вам горит, ведь я люблю тебя, Лариса, ты очень справедливая. Ну, вот о поездке. Я не хотела ехать и надумала: хоть две недели, но поеду! Последний раз. Больше мне не придется, старость пришла. А после поездки, как Бог велит жить. Лариса, будь умницей, перестань гневаться на меня. Видишь, какая жизнь настала? Понемногу нас истребляют, вот она, какая война идет! Ходи чаще в церковь, не забывай ближних, будь умница. Ведь этот пост был последний. Он будет, только не такой, как раньше. Будет чистое поле. Пойми земную жизнь!
Ну, вот и поговорила с тобой. До свидания. Мать.

Без даты
+
Христос Воскресе!
Дорогая дочь Лариса, пишу в день Мироносиц. 3-я неделя, как я хотела последний раз к вам приехать. Но, сейчас к вам ехать нельзя. Душа плачет. В Москву столько привезли больных, что ни в одной больнице нет места. У нас на западе каждый день проверка воздуха*, и мы недалеки от этого горя. Как я с вами беседовала всегда на могиле Кукши, вспомни мои слова, как я говорила всем: молитесь за аборты, а то некогда будет молиться, кайтеся в своих грехах! Сколько я с народом беседовала. Это всё было от Бога! Учила, как молиться. В Киев, в Почаев, в Одессу нельзя ехать. Вот Лариса, дожили! Сейчас надо молить Бога, а то настанет время, не сможешь даже сказать слова. Облучение, гнойные раны и человек страдает, но не умирает. А вот теперь вспомни меня. Я вас учила молебнам, но вы всё забыли. Скажи моим дочерям, чтоб они не унывали, но со слезами молились, просили Бога, чтоб миновал нас этот ужас. Спаси вас, Господи, всех двенадцать дочерей! Как мне хотелось видеть напоследок. Всех люблю, за всех молюсь. Жаль, что вы меня плохо поняли. До свидания. Духовная мать.
*После Чернобыльской катастрофы.


Письмо матушки к сыну

+
Добрый день, Миша.
Как ты живешь? Кто за тобой ухаживает? Если А. приедет в монастырь следующий раз, то может быть, я приеду с ней в Москву. Миша, прошу тебя, поменьше выпивай. Вот это меня только мучает. Еще пишу тебе новость. Меня берут в старый Иерусалим. Я так думаю – поехать и там умереть. Я все же очень счастливая. Находятся люди очень богатые, которые хотят взять меня в старый Иерусалим. А там как Богу будет угодно. Желаю, Миша, тебе счастья и здоровья. Ты всё ждал, что я вот-вот умру, а я всё живу и живу. А еще думаю ехать в старый Иерусалим. Но как будет Богу угодно. За всё тебе большое спасибо, за то, что ты всё берегешь. Дай тебе, Боже, доброго здоровья. Т. твоей передай привет. Дай ей, Господи, счастья и здоровья. П. собирался ко мне приехать, но до сих пор его нет. Если его увидишь, скажи, чтобы он приехал ко мне. Я его жду.
Желаю тебе здоровья. Миша, береги себя. Какое будет изменение, я тебе напишу.
До свидания.
Матушкина подпись

Письмо матушки к духовной дочери Лидии.

1994 г.
+
Добрый день, Лида!
Пишут тебе Н. и матушка. Скучаем о тебе. У нас были С., В. и П. – брат твой. Мы очень были рады, что они приезжали. Теперь ждем вас, когда вы к нам приедете. Разговаривали с А. – племянницей по телефону.
Я немножко успокоилась, а то очень беспокоилась о сыновьях и племяннице. Сейчас жду Пасхи. Мне сказано, что сын – В. на Пасху освободится из тюрьмы. А сегодня был незнакомый человек М. звать. И обещал всегда нас проведывать. Даже не знаю, откуда он появился.
Господь не бросает меня. Я этого человека никогда в глаза не видала. Но я очень довольна, что Господь так сделал. За всё благодарю Бога. Господь меня не оставляет. Так что я всегда довольна бываю.
Жду паспорт. Может поеду в старый Иерусалим. А ты, Лида, позвони им. Пусть везут паспорт. Уже декабрь месяц. Нужно оформлять документы. Если сами не могут приехать, пусть передадут через кого-нибудь моих знакомых кто сюда соберется. Ведь паспорт нужен на две недели, пока будут оформлять документы. Скоро должна приехать (на Рождество) та женщина, которая берет меня в Иерусалим. Она просила, чтобы документы были готовы. Передай им, пожалуйста, Лида, о себе извести, как ты живешь? И где наша С.? Как А. живет с детьми? Ждем вас в гости, скучаем. Ну вот пока и все. До свидания. Пожалуйста, Лида, побеспокойся за меня о паспорте. Он очень нужен.

Дорогая Лида, скучаю. /подпись матушки/


Письмо матушки к духовной дочери Людмиле.

+

Благослови, Господи, на всякое время.
Дорогая Людмила, дочь моя духовная. Ты пишешь мне о своей судьбе*. Я сейчас похоронила сына и другой на исходе, – тоже заболел. Если бы знала со своим другом*, что нас ожидает – это обязательно придет, – новая жизнь и новая судьба. Не верить в то, что не видимо, но оно будет. Если бы твой супруг знал новую жизнь, которая и его ожидает, будет тужить-печалиться, но будет поздно. То, что на себе имеет тело – это прах земной. Он будет рад прийти на землю, но никогда он на землю не придет. Разлука с этим миром навечно. И, если он не поймет, что ему умирать, то очень плохо. Невидимою жизнью придется жить, а видимая жизнь исчезнет. Так вы никогда не встретитесь там, вы никогда не встретитесь. Будете чужие люди. Вожди, воины, благородные люди – все там, все там. Однако вера в Бога жива и живет и никто не доказал, что Его нет. А все стремятся похоронить человека по-христиански. Одно я вам скажу, самое главное, поверь, в настоящее время вы чужие, а там тем более будете чужими. Если бы у вас была одна дорога жизненная, и там жизненная дорога. Отойдете вы от друг друга, не познаете места своего. Отойдет любовь, жалость, ничего от этого вам не познать в будущей жизни. Закостенелые безбожники никогда не увидят Христа. Тьма их ожидает вечная. Жизнь в настоящее время недолгая. Это говорят пророки и апостолы. Вероломному человеку здесь нет жизни, и там не будет. Людмила, прошу тебя, проси Матерь Божию, Она тебе поможет. Мы не видим Её, но Она помогает. Хорошо бы еще увидится с тобой, но возможности нет. Твоя духовная мать. Поздравляю с Рождеством Христовым.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Почта
рWWW.ANTONIYA.RU